Ангелизация

Василий Михайлович Обыденный при Советском Союзе был инженером третьего разряда. Внешне он был обыкновенным русским мужиком, а друзья его на работе всегда называли Михалыч. Его жена, умная и тончайшей души человек Галина была учителем Русского языка и литературы в школе и всяческим образом, когда ей предоставлялась возможность, пыталась повышать культурный уровень Михалыча, и иногда, стоит отметить, у нее это получалось. Бывало придет она с работы, а Михалыч сидит уже у телевизора с пивом и любимой вяленной рыбкой и смотрит новости. «Хоть бы взял да дома убрался хоть раз!»- на эту фразу у Михалыча всегда был стандартный, подготовленный и как ему казалось превосходный ответ: «Галя зачем мне убираться? У нас же есть прекрасный робот, который все сделает за нас!» -и после этих слов Обыденный брал в руки маленький пульт, нажимал маленькую красную кнопку и дрон начинал убирать комнату. На самом деле Михалыч ненавидел эту технику, но каждый раз выполняя этот ритуал, прекрасно осознавал насколько сильно это раздражало его жену. Галина всегда говорила о том, что роботы принесут в их жизнь что-то новое и помогут в быту. Но когда в 2125 году всех накрыло этой виртуальной волной, она поняла насколько оказалась неправа.

Теперь каждый раз, когда Михалыч ходил на работу его, называли инженер-технолог, а он от этого отнекивался, говоря, что в душе до сих пор инженер третьего разряда. Стоит сказать, что Василий Михайлович был прекрасным инженером и выражаясь не литературным языком, «соображалка у него в свои 56 работала дай бог». Но вот однажды вызвали Михалыча » на ковер». Он подумал, что наверно у директора есть какие-то новые идеи и ему не терпится поделиться ими, потому что все те разы, когда Михалыч ходил к нему в кабинет, разговор был только на эти темы. Каково было удивление Василия Михайловича, когда, зайдя в кабинет он увидел не директора, а его зама-Петра Андреевича, которого Михалыч охарактеризовал одним словом — «язва». Петр Андреевич был худощавого телосложения и на фоне крупного, бородатого Михалыча казался студентом первокурсником, который после школы впервые переступил порог университета. У него была ехидная улыбка, а когда он что-то говорил на собраниях, Михалычу каждый раз казалось, что на него выливают бочку с кислотой. «Садитесь Василий Михайлович»- сказал Петр Андреевич и указал своей рукой-палкой на стул. Михалыч сел и без всякого желания посмотрел на зама, лицо которого расплывалось в едкой улыбке, которая создавала на его и так не красивом лице две огромные ямы. «Василий Михайлович, начал свою речь Петр Андреевич, но вдруг закашлял так, как будто у него была лихорадка и казалось, что сам бог мешал ему произнести задуманные слова, вы прекрасный инженер-технолог (опять этот инженер-технолог!) и уже долгое время числитесь на хорошем счетуу нашей компании, вы честно и усердно трудились многие годы, но как вы знаете мир не стоит на месте и приходится иногда чем-то жертвовать во имя общего блага. После этих слов Михалыч вдруг напрягся. Нам очень важно, чтобы вы понимали, что компания идет в ногу со временем и каждый день внедряются новые технологии. Старые приемы себя изживают и для того, чтобы компания могла достойно себя показывать на международном уровне необходимо искать новое и эксклюзивное» -он говорил так красноречиво и виртуозно, но Михалыч был человек с холодным взглядом и его было не так-то просто провести. Петр Андреевич кружился вокруг него как анаконда, готовая совершить свой последний прыжок, а Михалыч оставался буйволом, который прекрасно знает, что стоит ему наступить своим копытом на голову этой гадине и та издаст свой последний стон. «К чему я все это Василий Михайлович, видите ли, управление компании решило сократить штат в связи с появлением многофункциональной техники, которая способна выполнять сложные задачи, и скажу вам честно, мне не хотелось бы вам этого говорить, но к сожалению, мы больше не нуждаемся в ваших услугах». Василий Михайлович резко вскочил со стула и как бы не понимая, что вообще сейчас произошло, спросил:

-Что значит не нуждаетесь в услугах?

— Это значит Василий Михайлович, что руководство пришло к решению, что вас нужно уволить.

-Что? Так, где директор? Я хочу поговорить с ним.

-Директор болен и просил, чтобы сейчас его не беспокоили. Василий Михайлович давайте не будем устаивать здесь скандалов, а вы просто примите это решение и поставите здесь подпись.

-Да засунь ты эти бумажки себе в ж… Он хотел сказать это слово, но потом передумал, так как понимал, что это могло бы быть прыжком в карьер, из которого нет выхода. Я проработал в этой компании 35 лет -продолжал он, и ты щенок позволяешь себе такие высказывания в мой адрес? Вдруг в комнату вошли два охранника-робота.

-Василий Михайлович я понимаю ваше недовольство, но давайте не будем оскорблять друг друга, и вы как благородный человек поставите свою подпись. Михалыч не мог поверить, когда, наконец взглянув на листок вдруг увидел подпись директора. Их связывала давняя дружба. Они вместе закончили техникум, но потом произошло так что дороги разошлись и через несколько лет им было суждено вновь сойтись. Илья Алексеевич ценил профессионализм Михалыча и всегда считал его своей правой рукой. Но тут получается, что руку отрубают и она больше не нужна своему владельцу. Василий Михайлович как подобает благородному человеку подошел к столу и поставил свою подпись. Кобра все-таки достала до буйвола, а он не смог оказать сопротивления, так как укус оказался смертельным. Михалыч развернулся и побрел к двери, он было хотел уже выйти, но тут остановился:

-Знаете, весь этот ваш искусственный интеллект такая туфта, все ваши роботы, которые выполняют любую работу-он показывает на двух роботов-охранников, неужели вы думаете, что эта железяка может придумать что-то гениальное или привнести новое в мир инженерии? Я так не считаю, но знаю одно, что все эти железяки разрушают все человеческое и делают все искусственным. Дружбы нет, любви нет, остались только одни роботы— это были его последние слова, которые он произнес как бы самому себе, после чего вышел за дверь.

-Какая прекрасная и трогательная речь — с ухмылкой сказал Петр Андреевич, у которого в руках уже был подписанный Михалычем договор.

Василий Михалыч брел домой, где его давно уже ждала Галя и приготовленный роботом борщ. Он вдруг вспомнил университетские годы и как они дружили и мечтали с Ильей о светлом будущем. Но теперь все это не имело никакого смысла. «Как же было хорошо в Советском Союзе, когда на первом месте был человек, а не робот»-подумал Василий Михалыч и по щеке его вдруг побежала слеза, которую он быстро стер, как неправильный ответ с доски. Зайдя в дом, он сразу пошел к кровати и лег спать. Галя тихонько подошла к нему и тонким голосом спросила:

-Вась что-то случилось? Может поешь хотя бы? Там на кухне борщ стоит.

-Вот пусть робот сам этот борщ и жрет! — сказал Михалыч и отвернулся.

На следующий день Михалыч встал с кровати, когда Галя уже давно ушла в школу, хотя для него это было несвойственно, ведь они всегда вставали вместе рано утром. Василий Михалыч вышел за порог, где его уже давно как оказалось поджидал Илья Алексеевич:

-Михалыч поговорить нужно, пойдем прогуляемся, там у вас в конце улицы есть кофейня хорошая.

-Не о чем нам говорить Илья. Продался ты роботам своим, вот с ними иди и пей кофе, а меня забудь.

-Да ты не понимаешь Михалыч. Я тут вообще не причем, ты думаешь мне это все нравится? Приказ сверху пришел понимаешь? Они сказали если я его не подпишу, то компании конец. Я не мог…

-Да все ты мог-перебил его Михалыч, не о таком будущем мы с тобой мечтали Илья, не о таком. Ладно, прощай- и Василий Михалыч пошел вниз по лестнице, а директор, по щеке которого побежала слеза, оставался стоять как вкопанный.

Через два дня директора не стало, его нашли повешенным в собственной квартире. На похороны пришло много людей и в первом ряду был Михалыч и Галина. Петр Андреевич произносил подготовленную и пафосную речь, что компания потеряла своего лидера, но он и многие другие будут продолжать дело, начатое Ильей Алексеевичем. Василий Михалыч стоял и держался, хотя и в глубине души хорошо понимал, что все это полная ерунда. Галина тоже смотрела на Петра Андреевича с подозрением, так как она являлась «ценителем русского слова», вся произнесенная речь показалась ей пафосной и лишенной всякого сочувствия к покойнику. После окончания речи зама, а точнее новоиспеченного директора компании «FutureStyle», один из роботов, которые складывали цветы к надгробью, произнес «Memento mori». В этот момент терпение Михалыча окончательно закончилось, он стремительным шагом подошел к надгробью, положил цветы, после чего резко схватив жену под руку, шепнувши ей на ушко только одну фразу: «Пошли отсюда». И Галина не стала сопротивляться и говорить, что как-то неудобно, ведь все собрались, а мы уже уходим, а просто попрощалась с присутствующими взглядом и под руку ушла вслед за мужем. Они шли по узкому переулку и молчали. Галина, уткнувшись в плечо Михалыча, лишь изредка поглядывала на мужа, как будто каждый раз проверяя все ли с ним в порядке. Но Василий Михайлович был не возмутим, хотя душа разрывалась от боли, которую не стоило показывать на улице, во избежание разговора с железякой. Наконец Галина и Михалыч дошли до дома и вошли в квартиру. Василий Михалыч сразу пошел на кухню и открыл самый верхний ящик, в котором стояла стеклянная, подарочная бутылка чачи, подаренная ему одним очень славным грузином, во время командировки Василия в Тбилиси. Михалыч открыл бутылку и налил себе 200 грамм, которые выпил залпом и не закусил, а лишь занюхал рукавом. Потом он налил еще 200 грамм, которые махом опрокинул в себя. После этого он сел и зарыдал, да так громко и протяжно, что даже у самого стойкого человека это вызвало бы сочувствие. В этот самый момент на кухню вошел робот со словами: «Вам чем-нибудь помочь?». И Михалыч из последних сил взял бутылку и швырнул ее прямо в робота, от чего у того моментально сломался экран и вышла из строя система. «Эх, бутылку жалко, дурацкая ты железяка»-сказал Василий. Галина, вбежав на кухню и увидев всю эту картину, бросилась к мужу и разревелась. Они сидели так, обнявшись минут 20, а потом Михалыч сказал:

-Галь, а помнишь песню, под которую мы с тобой познакомились?

-Конечно помню- говорила зареванная Галя.

Михалыч начинает тихонько петь: «Только не буду верить я твоим словам, и в этот момент Галя подхватила, никому тебя я не отдам!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2018 © Никита Майоров. Crafted with love by SiteOrigin.